ПРО ВАШЕГО МАЛЬЧИКА! 

Читайте в новом номере журнала Хулиган 10 (78) 2008 заметку про вашего Ректора в разделе «В гостях» статью «Русская школа дизайна»

Художник, дизайнер и ректор Московского художественно-промышленного института Алексей Егоров ценит русский стиль и считает, что дизайн, в первую очередь, должен быть близким и понятным своей аудитории.

Алексей начинал карьеру художника еще в 80-х. «В Советском Союзе не было промдизайна, а была так называемая промышленная эстетика. У меня, к примеру, после художественного училища остался диплом мастера по пресс-формам кукол — тех самых классических, советских, которых отливали на Переяславке, — рассказывает он. — Я застал практически все культурные вехи, предшествовавшие перестройке. Помню, как ходил на Pink Floyd в 85-м и на Guns’n’Roses в 86-м, с каким трудом выменивал свои первые джинсы. Хотя саму Перестройку я застал в Европе, где занимался деревообработкой, а затем ювелиркой. Потом вернулся в Россию в бушующие 90-е, и параллельно со службой в армии рисовал первую рекламу и значки для первого российского завода Mersedes-Benz в Голицыно. Как раз в русском стиле».

А в конце 90-х Алексей основал Московский художественно-промышленный институт. Начиналось все с маленькой художественной студии для детей при музее в Кунцево, затем превратилось в художественную школу и, наконец, доросло до института. Из Кунцево МХПИ переехал в центр и в 2003 году выпустил первых дизайнеров. Алексей не только руководит и преподает, но и сам непосредственно занимается дизайном. «По поводу дизайна у меня тоже своя точка зрения: задача дизайнера — давать народу простую и понятную ему эстетику, потому что реклама должна работать, цеплять обывателя. Если для советских людей «американское» было своего рода культом, то и сейчас это никуда не делось. Отсюда реакция на надписи латиницей, джинсовые бренды, гламур и прочее. Если выросло поколение, ему надо давать доступную форму — так легче воспринимается. Один дизайнер недавно сказал, что нам пора уже отходить от дискотечно-колхозного стиля, но я не согласен — мы же не отправляем эти работы на передовые дизайнерские конкурсы, мы ориентируемся на потребителя, а потребитель — школьник и его родители. Понятно, что вкус прививается, и все будет меняться. Но небритые загорелые парни и красивые обнаженные девушки — это вечные ценности, которые мы поддерживаем. Все должно быть полярным, по-мужски и по-женски, потому что всякая серость — это унисекс, а унисекс — это ни о чем. И мне для своей рекламы идеи не надо искать — я прихожу каждый год на первый курс и вижу, как оно выглядит, что их интересует».

«Любовь к предметам в русском стиле мне привили еще в художке, затем в музее очень тщательно их собирали, а я помогал оформлять экспозиции. Эта эстетика мне очень близка. Мне нравится тренд, который сейчас идет, — вещи становятся более-менее вечными. Они должны что-то из себя представлять, быть уникальными, служить долго, собирать свою историю. Сейчас даже опять пытаются навязать некую советскую форму «доставания» таких вещей — кто-то где-то кому-то сказал, что будет распродажа в таком-то магазине, какие-то штучные вещи уходят в момент, и гордость берет от того, что тебе удалось что-то «достать». У меня, например, это вылилось в интерес к моим куклам или редкой русской мебели — потому что их невозможно просто пойти и купить, их надо именно «доставать»».

Related Posts

Leave a Reply